valbir13

Category:

We are in army...were.

Все сегодня травят армейские байки. А чем я хуже? Итак, сказ о том как я отдал свой воинский долг, хотя официально не был ничего должен.

Случилось это не со знакомым отца соседа по комнате моего двоюродного брата, а именно со мной. 

Учился я на военной кафедре одного большого хорошего ВУЗа с 1991-го по 1993 годы. Было нас на той кафедре минимум две тыщи человек. И конечно же сборы по окончанию обучения, по результатам которых, насколько мне известно, было решено, что все мы достойны высокого звания офицера российской армии. А что? Все мы тогда умели всё, что нужно было офицеру тех "весёлых" и для страны и для армии времен. Пили как кони после долгого перехода, изящно про...бывались со службы даже во время аттестационных сборов, много и часто курили, травили байки, а некоторые, вроде вашего покорного слуги, даже не напрягаясь водили БТР и попадали из различных видов оружия именно туда куда целились, а не куда Бог пошлёт. 

Сборы проходили после сданной уже сессии, в прекрасное лето и что самое прекрасное именно тогда в государстве закончились последние деньги и мы были первыми, которых на сборы никуда не повезли. Жили мы в своих родных общагах, выдвигаясь по утрам в ближайшее военное училище, откуда нас уже и возили, иногда, на полигон этого самого училища. А иногда не возили. А часть занятий проходила прямо на кафедре в стенах родного ВУЗа. Тому кто был на любых сборах не надо объяснять, что даже в чистом поле курсант всегда умудрится найти какую нибудь правильную жидкость, чтобы скрасить свое почтивоенное существование. А мы в конце дня шли в свои собственные комнаты, в которых и раньше не соблюдался знаменитый лозунг ушедших в прошлое перестроечных времен. Так что за тридцать дней сборов мы с моим соседом по комнате не были трезвыми ни секунды. Мы не были алкоголиками и пока грызли гранит науки чаще трёх раз в неделю не пили. Но война, как говаривал герцог Броневой, это война.

И вот наступил славный день, когда все экзамены сборов сданы (кстати без троек, а стрельба и вождение на отлично) и завтра с утра последние какие-то лекции (привет гению придумавшему лекции после сдачи всех экзаменов), а после обеда присяга и конец сборов. Ну и как не отметить наступающий, практически дембель? Никак. И что это будет рядовая пьянка? Конечно же нет! Она была настолько не рядовая, что утром идущие в пяти метрах перед нами люди оглядывались, пытаясь понять откуда доносятся прекрасные ароматы вчерашних возлияний, если ближайшие люди находятся на том расстоянии на котором такое учуять невозможно. Нет мы не вставали на никому нах... совсем не нужные лекции. Мы просто ещё не ложились. После первой половины пары, не в силах больше терпеть бессмысленности происходящего, я подошел к нашему командиру взвода. Повернув голову на девяносто градусов от соединяющей нас прямой, очень четко и по-военному произнес: "Товарищ майор, разрешите обратиться." И, не дожидаясь разрешения: "У меня живот очень болит." "Дыхни." Дыхнул тихонечко и в сторону. "Пошёл нах... далеко отсюда." И я пошел. Чуть погодя меня догнал сосед от внимания которого не ускользнул мой гениальный маневр.

Жизнь была прекрасна. Присяга только через пять часов, а дома мягкая кровать. Я думал, что сосед поставит будильник. Не знаю, что думал он. Но проснулись мы только через шесть с половиной часов. Как раз чтобы понаблюдать из окна третьего этажа как возвращаются в студенческие общаги люди в военной форме. 

Четыре или пять месяцев прошли в твёрдой уверенности, что мы, идиоты, умудрились пустить псу под хвост два с половиной года обучения на нах... совсем незачем, кроме офицерского звания и надежды что с ним легче будет отмазаться от службы в рядах непобедимой и легендарной, не нужной нам военной кафедре. Сказать, что мы удивились получив по прошествии этого времени военные билеты офицеров запаса — нагло соврать. Мы просто ох... очень сильно удивились. Мы же точно знали, что наша Родина без присяги званиями не разбрасывается. (Что, кстати и тогда и сейчас я считаю глубоко верным.) Решили, что кто-то за нас расписался. И обрадовались. И лично я - — не зря.

Потому что через некоторое время наша армия вспомнила о молодом лейтенанте запаса. Мне было лень бегать от нее, учитывая, что в вердикте врачебной комиссии я был уверен. Без всяких ухищрений с моей стороны трое из докторов произносили перед военкомом слово "Не годен." Но у того был железный контраргумент "Он идёт офицером". И в бумажку частица "не" так и не попала. Попал я. На должность командира мотострелкового взвода. Насколько я знаю, единственный из всего выпуска. О чем, кстати, не жалею. 

Уже после года службы я вдруг вспомнил, о том, что присяги-то я не давал. И в ходе лейтенантских посиделок рассказал об этой хохме сослуживцам. Которые обвинили меня в наглой и беспардонной лжи. Все знают, что звание без присяги дать не могут. Стерпеть такого я не мог. Отношения со строевой частью у меня к тому времени были отличные и мы пошли проверять мое личное дело. Спасибо ефрейтору ...ой. Она даже не спросила зачем нам это, а просто дала посмотреть дело, конечно не вынося его из строевой и под честное слово, что об этом никто не узнает. Текст присяги был. А подписи не было. Даже подделанной. Нигде. Распивая выигранный мной ящик водки все объясняли мне, чтобы я не рыпался. Потому что в случае чего — я вообще неуиновен, так как никому ничего не обещал. В конце концов я внял боевым товарищам.

Я ходил в караулы. Проводил стрельбы, марши и инструктажи. Командовал взводом, ротой. Уволился в звании старшего лейтенанта с должности и.о. НШ батальона. В карточке учета взысканий и поощрений были исключительно поощрения. Ну это при увольнении. И это совсем другая история. А присяги так и не дал. И даже не знаю есть ли еще подобный случай в истории нашей непобедимой и легендарной.

Но 23-ье праздную. Щитаю — имею право. Я ж служил. Хоть на это права и не имел.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded